R&D-магия, или как справиться с неизведанным

автор админ

20 Янв 2014

Считается, что отдел R&D могут себе позволить только крупные компании, где такой отдел создается для поддержания имиджа, чем для решения конкретных прикладных задач.  Владимир Черницкий возглавляет научно-исследовательский отдел (R&D) компании Azoft. Его команда  состоит из азартных людей, которые ежедневно решают задачи, требующие нетривиального подхода, фундаментальных знаний и нестандартного мышления. Зачем компании Azoft R&D-направление и какие задачи оно решает, читайте в интервью с Владимиром Черницким.

— Владимир, скажи, на что похожа ваша работа и какие задачи вы решаете?  

— Наш отдел своего рода спецназ. Мы привлекаемся только к технически сложным, нелинейным и наукоёмким проектам, где необходимо абсолютно новое решение. В своей работе над такими проектами мы иногда обращаемся и к необычным специалистам, например, в Институт гидродинамики за секретными формулами имитации движения жидкости, консультируемся по новейшим алгоритмическим наработкам в области обработки изображений в Институте математики и т. д.

—  Предположим, кто-то хочет присоединиться к вашей команде. О чем нужно знать заранее?

— Сейчас в  моём подчинении всего два человека, но в Azoft любой сотрудник может присоединиться к решению наших задач и поломать голову вместе с нами. Просто не все готовы к тому, что предложенная идея может не сработать, может не подойти и пятая. Не надо огорчаться.

— Всегда ли сразу находится нужное решение? Долго ли приходится искать ответ на поставленную задачу?

Чаще всего процесс поиска решений выглядит так: есть идея, которую мы проверяем на пригодность. Проходит неделя, одну идею вычеркнули, но вместо нее появились ещё три варианта развития событий. Три не выстрелили — находятся ещё семь альтернативных, и так до тех пор, пока мы не решим задачу. Мы не стараемся найти оптимальную технологию (этим потом занимается производство), мы  ищем хоть какое-то решение, такова специфика  проектов в нашем отделе.Кстати, бывают и забавные проекты, например, как-то требовалось найти серединную линию персика для обработки фруктов на конвейерах. Справились.

— Ты помнишь первые проекты, над которыми работал ваш отдел?

— Один из первых R&D-проектов, которым мы занялись — мобильное приложение для рисования в технике эбру. Это турецкая традиция создания узоров на воде: ставится ёмкость с водой, на поверхности которой можно рисовать. Мы добились получения очень реалистичной картины, вода на экране планшета к смотрелась очень реалистично, колыхалась и реагировала как настоящая. И тут мы столкнулись с частой причиной не-реализации: для корректной работы приложения не хватает мощности девайса. Но в ближайшем будущем появятся такие гаджеты, и тогда мы запустим наше приложение.

— Все ли клиенты осознают риск, когда обращаются с R&D-задачей? Понимают ли, что результат в работе может быть совершенно неожиданным?

— Любой наш заказчик знает, что он обратился к нам с необычной задачей, и по времени проект может занять больший срок, чем мы заявили изначально.Мы думаем, что если чего-то нельзя сделать — значит, для этого ещё нет математического аппарата.

Взять того же Больцмана. Может, люди раньше другие были? Но я так и не могу себе представить, как в 19 веке учёный приходит домой, привязывает коней, топит печь и садится писать решёточные уравнения. Как ему только в голову пришло описать математически, как бултыхается вода в ванне? Тем не менее, всё укладывается в математику, всё можно объяснить на её языке.

— То есть с помощью математики и физики можно решить абсолютно любую задачу, с которой обратился клиент?

— Наш проект по передаче данных с помощью ультразвука, например, чистая физика, которая помогла решить поставленную задачу. Клиент запросил технологию, которая бы позволяла совершать финансовые транзакции с телефона. Как известно, не все гаджеты дружат между собой, поддерживают Bluetooth и Wi-Fi, NFC и т. д., но, очевидно, что у всех телефонов есть микрофон и динамик. От этого мы и начали отталкиваться при разработке решения — задействовали все наши знания о звуке и ультразвуке. За месяцы работы мы так углубились, хотя сначала думали, что все будет гораздо проще.

— Расскажи, пожалуйста, об особенностях своей работы?

Такое подразделение, как наше, есть разве что у гигантов индустрии. Исследованиями обычно занимаются институты, лаборатории. У больших компаний R&D — это роскошь, которую они могут себе позволить, тратя значительные суммы. Но мы органично вписались в общую структуру Azoft и решаем и прикладные задачи, которые становятся основой новых проектов с внешними клиентами. Мы стараемся любое исследование использовать в практических целях: мы включаем результаты в решение других проектов, пишем специализированные статьи, можем создавать собственные продукты по следам проведённой работы.

— С чего началась твоя карьера в R&D?

Я начинал как PHP-разработчик, но всегда был упёртым в решении сложных задач, руководство Azoft заметило, и несколько лет назад мне предложили организовать и возглавить отдел Research & Development.

— Говорят, есть какая-то особая магия в исследовательской работе. Так ли это?

— Иногда случаются и забавные истории, думаю, каждому исследователю знакомо такое чувство: ты чуть упустил контроль, «сделал, сам не понял что», и тут вдруг всё заработало. И потом думаешь: «А если бы я этого случайно не сделал, нашлось бы решение?!» Так и с некоторыми нерешёнными задачами — ходишь, ходишь, но задача не решается и это ужасно злит. Но все равно очень интересно — решиться и пойти туда, где никто не бывал, найти нужный путь и победить.

По материалам Сиб.фм

  • 0 Репосты

Комментарии

Фильтр

Закрыть

Технологии

Индустрии